☰ Menu

Судьбу МОЖНО изменить!

Астрология — для жизни

С.В. Шестопалов о С.А. Вронском

граф Вронский Сергей Алексеевич, астролог, 
 1915 – 1998

Предисловие С.В. Шестопалова к труду С.А. Вронского «КЛАССИЧЕСКАЯ АСТРОЛОГИЯ в 12 томах»:

«Издания книг Сергея Алексеевича Вронского много лет и с большим нетерпением ждали все, кому было знакомо его имя и все, кто слышал об удивительной судьбе этого человека. Блестящее образование, полученное в довоенной Европе, свободное владение языками, удивительные изгибы судьбы – все это сложилось в биографию, которую без преувеличения можно назвать легендарной. С. А. Вронский был первым астрологом по факту основного образования в самом прямом и формальном значении этого понятия, ибо обучался на факультете астрологии Берлинского радиологического института. Сейчас весьма непросто изложить читателям новых поколений, что переживали мы, граждане Советского Союза, в 70-х годах, получая по крупицам драгоценную и всегда ошеломляющую информацию об этом человеке, что возникало в нашем сознании при знакомстве с подобными фактами.

Я познакомился с С. А. Вронским в 1979 году. При первой же встрече, глядя в мой гороскоп, он поразил меня прогнозом: «Ты будешь директором астрологического института». В то, теперь уже далѐкое, советское время это казалось совершенно невероятным! Именно тогда Сергей Алексеевич принял меня в число своих учеников. От него я получил надѐжный метод ректификации гороскопа и точные методы прогнозирования событий. А составленный им гороскоп до сих пор хранится в моем архиве как реликвия. И в дальнейшем прогнозы Сергея Алексеевича убеждали своей точностью, касались ли они его самого, моей семьи, других людей или событий. Недаром его любимой фразой была: Астрология – наука точная. Испытание временем только повысило ценность методов Вронского. Вронский был сторонником научной астрологии. Широко образованный человек, он призывал не рассматривать астрологию как застывшую догму и иногда менял своѐ мнение по некоторым сложным и противоречивым вопросам. С большой терпимостью он относился к мнениям, не совпадающим с его собственным, ибо считал вполне естественным существование разных точек зрения на одну и ту же проблему. Он мечтал о том, чтобы его ученики сделали все возможное для обретения астрологией статуса науки. Он полагал, что планомерно проводимые исследования, доказывающие достоверность ее методов, сделают свое дело. Недаром первая книга Сергея Алексеевича, изданная в 1990 году, имела название «Астрология: суеверие или наука?» и увидела свет именно благодаря издательству «Наука»!

Будучи глубоко верующим православным христианином, в отношении астрологии Вронский всегда стоял на позициях не Веры, но Знания. Он предостерегал против превращения науки о законах построения судьбы в новую религию, против сектантства в том или ином направлении астрологии.

11 декабря 1983 года С. А. Вронский начал читать официальный пятилетний курс астрологии в Москве. Его название «Космобиология спецнанравления» отражает преемственность, с которой Сергей Алексеевич продолжал дело своих учителей Карла Эрнста Крафта, Вальтера Хофа и других. Крафт был выдающимся астрологом и представлял научное направление в европейской астрологии, первым назвав еѐ космобиология. На этих курсах учился и я. Вронский проводил занятия по воскресным дням, поэтому каждую субботу я ездил в Москву, чтобы, прослушав лекции и побеседовав с Сергеем Алексеевичем, в чем он никогда мне не отказывал, ночным поездом вернуться в Петербург. В отношениях с нами, учениками, С. А. Вронский был терпим и лоялен. Позиция его возраста, больших знаний и интеллекта не сообщала ему высокомерия или амбициозности. Он относился к нам как к коллегам и свой огромный опыт без всякого ограничения передавал своим ученикам, не оставляя никаких секретов. Как талисман храню я открытку, выполненную художником Луисом Ортегой – большим другом Сергея Алексеевича. Сюжет рисунка посвящѐн пятидесятилетию Вронского в астрологии. Вронский подарил еѐ мне со своей крупной и размашистой личной подписью.

Услугами С. А. Вронского в прошлом пользовались органы власти СССР, известны обращения из-за рубежа как официальных структур, так и наделенных властью людей. Во время одной из наших встреч в Москве в октябре 1990 года я стал свидетелем его работы по заказу правительства США. Последнее через посольство США в Москве обратилось к Сергею Алексеевичу с просьбой рассчитать время благоприятного начала операции «Буря в пустыне» – первой операции США в Ираке, которую санкционировал президент Дж. Буш-старший. Это обращение – веское свидетельство признания С. А. Вронского на мировом уровне. Оно указывает на расстановку приоритетов и качество российской астрологии. Имея немало предсказателей в своей стране, США обратились именно к русскому астрологу, а не к американцу! Сергей Алексеевич легендарная личность. Однако на основе фрагментов его биографии, разбросанным по страницам многих газет и журналов в начале перестройки, неискушенному читателю будет нелегко отделить журналистский вымысел от правды, что, впрочем, неудивительно, при положении половины планет его гороскопа в XII поле. Последнее обстоятельство понятно астрологу без комментариев. Будучи непревзойднным мастером захватывающего рассказа, который он умел снабжать обилием самых фантастических подробностей, он ставил в тупик всякого прилежного слушателя. С годами по мере углубления наших отношений мне приходилось убеждаться, что невероятные на первый взгляд истории подчас оказывались правдой. К сожалению, о многом он не имел права говорить, кое-что излагал иносказательно, а многое так и осталось тайной. Небезынтересно отметить, что в разведке легендой называют внешнее прикрытие, под которым разведчик выполняет свою миссию.

Принадлежность астролога к какой-либо традиции является одним из главных условий его успеха в астрологии. По своему основному образованию и научным симпатиям С. А. Вронский принадлежит к немецкой астрологической школе начала XX века, известной своей методичностью и скрупулезностью. Немецкие астрологи первой половины прошлого столетия переработали и обобщили опыт мировой астрологии, прежде всего арабской и индийской, а также астрологии европейского средневековья. Врожденная немецкая пунктуальность оказала благотворное влияние на астрологию, прежде всего в разработке научного направления этой науки и повышения точности прогностических методик. Известно, что в гитлеровской Германии, начиная с 1940 года, астрология была запрещена, а многие астрологи подверглись преследованиям и попали в концлагеря. В свете этих трагических событий С. А. Вронский стал связуюшим звеном передачи бесценного опыта немецкой традиции в переживающую ренессанс астрологию России конца XX столетия. Знаменательным событием для всех астрологов, а также для тех, кто размышляет над законами, управляющими судьбой человека, станет возможность взять в руки книги непревзойденного Мастера. Этот многотомник может стать основой курса любой астрологической школы, а также составить бесценное ядро личной библиотеки. Замечательно, что большое знание не теряется и не остается неведомым для новых поколений ищущих и думающих людей.»

Ученик С. А. Вронского, ректор Санкт-Петербургской астрологической академии  С. В. Шестопалов